Что будет, если кредитор не предъявил свои требования к залогодателю либо поручителю до того, как основной должник освобожден от долгов

Если кредитор не предъявил свои требования к залогодателю либо поручителю до того, как основной должник освобожден от долгов (гражданин) или ликвидирован (юридическое лицо), поручительство или залог прекращаются в связи с прекращением обеспеченного ими обязательства

Между банком и заемщиком (физическим лицом) был заключен договор о предоставлении возобновляемой кредитной линии.

В целях обеспечения исполнения кредитных обязательств заемщика компания выдала поручительство, а также предоставила в залог автомобиль.

Решением арбитражного суда заемщик был признан банкротом, в отношении его имущества введена процедура реализации. В третью очередь реестра требований кредиторов должника включены требования банка.

Требования банка не были признаны обеспеченными залогом автомобиля, поскольку данный предмет залога был отчужден компанией в пользу третьего лица по договору купли-продажи.

Впоследствии ответчик (индивидуальны предприниматель) приобрел автомобиль на основании договора купли-продажи у третьего лица.

Определением арбитражного суда процедура реализации имущества в отношении основного заемщика завершена, он освобожден от исполнения обязательств.

Ссылаясь на то, что обязательства заемщика по договору кредитной линии не исполнены, а заложенное имущество было реализовано компанией без согласия залогодержателя, банк обратился в арбитражный суд с исковым заявлением, требуя обращения взыскания на автомобиль, обременение в отношении которого сохранилось при переходе права собственности.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции и округа, исковые требования удовлетворены.

Разрешая спор, суды сослались на положения статей 334, 339.1, 348, 352, 353, 407 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из наличия оснований для обращения взыскания на заложенное имущество.

При этом возражения ответчика о прекращении залога ввиду предъявления иска после освобождения заемщика от исполнения обязательств в рамках дела о банкротстве последнего (пункт 21 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» (далее — постановление N 58) судами отклонены по следующим мотивам. Суды отметили, что компания одновременно являлась как поручителем, так и залогодателем в отношении обязательства заемщика по возврату кредита. Поскольку денежное требование предъявлено банком к компании своевременно (до освобождения заемщика от долга), суды пришли к выводу, что банк не утратил права требовать обращения взыскания на предмет залога. При этом суды также указали, что ответчик был осведомлен об обременении приобретаемого имущества, а потому он как правопреемник первоначального залогодателя несет соответствующий риск обращения взыскания на автомобиль.

Между тем судами не учтено следующее.

Факт осведомленности ответчика об обременении спорного автомобиля установлен судами исходя из того, что в реестре уведомлений о залоге (пункт 4 статьи 339.1 Гражданского кодекса Российской Федерации) на момент заключения договора купли-продажи имелась соответствующая запись.

Наличие подобной записи презюмирует информированность приобретателя о притязаниях постороннего лица (залогодержателя) в отношении имущества, в связи с чем в силу принципа следования при переходе прав на такое имущество от одного лица к другому залог сохраняется (пункт 1 статьи 353 Гражданского кодекса Российской Федерации). В этой части выводы судов сделаны при правильном применении норм права.

Однако свойство следования одновременно указывает и на то, что залоговое обязательство по своей природе является самостоятельным, его реализация не зависит от осуществления прав из иных обеспечительных сделок. В этой связи факт предъявления к компании денежного требования из поручительства до освобождения заемщика от долга сам по себе не может свидетельствовать о соблюдении аналогичного срока в отношении параллельного залогового обязательства. Момент реализации банком своих прав в отношении компании как поручителя не имеет решающего значения, так как залог обеспечивал кредитные обязательства заемщика, а не поручительские обязательства компании. Суды должны были дать самостоятельную правовую оценку своевременности предъявления иска по настоящему делу.

На дату предъявления иска процедура реализации имущества должника по основному обязательству завершена, он освобожден от исполнения обязательств.

Согласно правовой позиции, изложенной в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 25.01.2018 N 310-ЭС17-14013, освобождение гражданина от долгов по итогам банкротства (статья 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») является экстраординарным способом прекращения обязательств. Закрепленный названной нормой правовой институт по своей природе обладает схожестью с ликвидацией юридических лиц (пункт 1 статьи 6 Гражданского кодекса Российской Федерации), так как данная процедура предполагает достаточное количество времени для предъявления кредиторами своих требований к должнику, предусматривает меры по удовлетворению таких требований, а по ее окончании — происходит списание задолженности.

Из этого следует, что как завершение ликвидации основного должника — юридического лица, так и освобождение от обязательств должника — гражданина должны опосредовать схожие правовые последствия в отношении сохранения обеспечительных требований.

Когда залогодателем является третье лицо, к отношениям между залогодателем, должником и залогодержателем применяются правила о поручительстве (абзац второй пункта 1 статьи 335 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 1 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации прекращение обеспеченного обязательства в связи с ликвидацией должника после того, как кредитор предъявил в суд или в ином установленном законом порядке требование к поручителю, не прекращает поручительство (аналогичное по своему содержанию разъяснение содержится в пункте 21 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» в отношении предыдущей редакции названной статьи).

Такие же разъяснения даны и в отношении залога пунктом 21 постановления N 58, согласно которому, если залог предоставлен в обеспечение обязательства не залогодателя, а иного лица (должника по основному обязательству), завершение конкурсного производства в отношении должника по основному обязательству и его исключение из единого государственного реестра юридических лиц не влекут прекращения залога в том случае, когда к этому моменту предъявлено требование об обращении взыскания на заложенное имущество.

Совокупность названных норм и разъяснений указывает на следующее: если кредитор предъявил требование к поручителю или залогодателю — третьему лицу до того, как основной должник освобожден от долгов (гражданин) или ликвидирован (юридическое лицо), обеспечительное обязательство не прекращается и кредитор вправе реализовать свои права, вытекающие из обеспечения. И напротив, если кредитор не предъявил свои требования до названного момента, поручительство или залог прекращаются в связи с прекращением обеспеченного ими обязательства (подпункт 1 пункта 1 статьи 352, пункт 1 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судами установлено что банк обратился в суд с иском залогодателю, в то время как основной должник освобожден от долгов за полгода до этого, следовательно, оснований для удовлетворения заявленных требований не имелось — залоговое обязательство прекратилось в связи с прекращением основного.

Равным образом прекращение залогового обязательства могло быть констатировано и следующим образом. Как указано выше, абзац второй пункта 1 статьи 335 Гражданского кодекса Российской Федерации распространяет нормы о поручительстве на залогодателей — третьих лиц.

Самостоятельным основанием прекращения поручительства является истечение срока его действия. Согласно пункту 6 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. В предыдущей редакции Кодекса аналогичная норма содержалась в пункте 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Коль скоро правила о поручительстве распространяются на залог, выданный третьим лицом, следует признать, что истечение срока действия такого залога равным образом является основанием для его прекращения.

Имеющийся в материалах дела договор банка с компанией о залоге транспортного средства не предусматривал срока действия обеспечения, поэтому в силу указанной выше нормы он составлял один год со дня наступления срока исполнения кредитного обязательства заемщика.

С учетом положений абзаца второго пункта 1 статьи 126, абзаца второго пункта 2 статьи 213.11 и статьи 213.24 Закона о банкротстве денежное обязательство перед банком считалось наступившим в любом случае с даты признания заемщика несостоятельным. Поскольку, иск был предъявлен более чем через год после признания основного должника банкротом, залог в отношении спорного автомобиля прекратился и по мотиву истечения срока его действия.

Таким образом, у судов не имелось оснований для удовлетворения требований банка об обращении взыскания на заложенное имущество.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила в удовлетворении исковых требований отказать.

Определение ВС РФ от 13.06.2019 № 304-ЭС18-26241

Адвокат Коллегии «Гриб, Терновцов и партнеры»
Благочев Петр

 

Поделиться новостью
На печать...