Судебная неустойка как способ пополнить конкурсную массу

Судебная неустойка как способ пополнить конкурсную массу: Верховный суд разъяснил, что нормы законодательство о банкротстве о субсидиарной ответственности руководителя должника не являются основанием для отказа о взыскании с него астрента за неисполнение возлагаемых законом обязанностей (по передаче имущества и документов арбитражному управляющему).

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) закрытого акционерного общества «РСУ-103» (далее — общество «РСУ-103», должник) исполняющий обязанности конкурсного управляющего должником обратился в суд с заявлением об обязании Бондарчук Ларисы Игоревны (бывшего руководителя должника) передать сведения и документы о деятельности должника, в котором также просил присудить денежные средства на случай неисполнения судебного акта на основании статьи 308.3 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс).

Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 23.08.2016 заявление конкурсного управляющего должником удовлетворено в части обязания Бондарчук Л.И. передать сведения и документы о деятельности общества «РСУ-103», во взыскании судебной неустойки отказано.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2016 определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 18.01.2017 названные судебные акты в части отказа во взыскании судебной неустойки оставил без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, конкурсный управляющий обществом «РСУ-103» просит отменить определение суда первой инстанции, постановления судов апелляционной инстанции и округа в части, касающейся отказа в удовлетворении его требования о присуждении судебной неустойки.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В. от 25.05.2017 кассационная жалоба передана на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе, объяснениях конкурсного управляющего обществом «РСУ-103», Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что определение суда первой инстанции, постановления судов апелляционной инстанции и округа подлежат отмене в обжалуемой части по следующим основаниям.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и усматривается из материалов дела, решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10.03.2016 должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, исполнение обязанностей конкурсного управляющего должником возложено на Юновича С.В.

Юнович С.В. обратился к бывшему руководителю должника — Бондарчук Л.И. — с требованием о передаче арбитражному управляющему бухгалтерской и иной документации общества «РСУ-103».

Уклонение Бондарчук Л.И. от исполнения данного требования послужило основанием для обращения арбитражного управляющего в суд с заявлением о понуждении бывшего руководителя должника к исполнению обязанности, в котором он также просил установить судебную неустойку на случай неисполнения судебного акта.

Удовлетворяя заявление в части обязания бывшего руководителя передать документацию должника, суды исходили из ненадлежащего исполнения им обязанности, предусмотренной пунктом 2 статьи 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

В этой части судебные акты в кассационном порядке не обжалуются.

Относительно требования о взыскании судебной неустойки, суды сочли, что на обязанность бывшего руководителя должника по передаче документов арбитражному управляющему не распространяются правила о судебной неустойке исходя из правовой природы данной обязанности. По мнению судов, закрепление указанной обязанности в законодательстве о банкротстве направлено на обеспечение реальной возможности формирования конкурсной массы должника (путем оспаривания сделок, взыскания дебиторской задолженности, истребования имущества из чужого незаконного владения и т.п.), в связи с чем ее невыполнение влечет за собой особый вид ответственности — субсидиарную ответственность контролирующего лица (пункт 4 статьи 10 Закона о банкротстве), что, в свою очередь, исключает возможность применения судебной неустойки как конкурирующего вида ответственности.

Между тем судами не учтено следующее.

Заявленное конкурсным управляющим требование основано, по сути, на факте прекращения в силу закона корпоративных отношений между юридическим лицом — должником и гражданином, осуществлявшим функции единоличного исполнительного органа. Спорные отношения являются неотъемлемой частью процедуры передачи полномочий органа юридического лица от одного субъекта другому. Эта процедура выступает предметом гражданско-правового регулирования и в ее рамках бывший директор продолжает нести обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (пункт 3 статьи 53 Гражданского кодекса). На такие отношения не распространяются ограничения, приведенные в абзаце втором пункта 30 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — постановление N 7).

Принимая во внимание изложенное, учитывая, что иное не установлено Гражданским кодексом, иными законами и не вытекает из существа упомянутых отношений, по смыслу статей 307, 307.1 и 308 Гражданского кодекса общие положения об обязательствах подлежали применению к спорному требованию, связанному с передачей документации юридического лица ее бывшим руководителем, который утратил права по управлению организацией на основании Закона о банкротстве в момент открытия конкурсного производства (пункт 2 статьи 126), новому лицу, на стороне которого в этот момент соответствующие полномочия возникли — конкурсному управляющему (пункт 1 статьи 129 Закона о банкротстве).

Поэтому на основании пункта 1 статьи 308.3 Гражданского кодекса в целях побуждения бывшего руководителя должника к своевременному исполнению обязанности в натуре следовало определить суммы, подлежащие взысканию в пользу конкурсной массы на случай неисполнения судебного определения об обязании передать документы.

Вопреки выводам судов само по себе наличие возможности привлечения бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по долгам возглавляемой им организации с использованием презумпции, закрепленной в абзаце четвертом пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве (презумпции о наличии причинно-следственной связи между несостоятельностью должника и действиями (бездействием) контролирующего лица при отсутствии документов бухгалтерского учета и (или) отчетности), не является основаниям для отказа в присуждении судебной неустойки. Уплата судебной неустойки не влечет прекращения основного обязательства, не освобождает от его исполнения в натуре, а также от применения мер ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (пункт 2 статьи 308.3 Гражданского кодекса, абзац второй пункта 28 постановления N 7).

Допущенные судами при рассмотрении спора нарушения норм права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов общества «РСУ-103» и его кредиторов, в связи с чем судебные акты в обжалуемой части подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а обособленный спор в отмененной части — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении спора суду следует определить подлежащую взысканию судебную неустойку исходя из принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 1 статьи 308.3, пункт 4 статьи 1 Гражданского кодекса).

Определение Судебной коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации № 307-ЭС16-21419 от 11.07.2017 года по делу № А56-42909/2014

В соответствии с данным прецедентом и правовой позицией Верховного суда, в ряде дел по подобным ситуациям истребования документов в делах о несостоятельности суды удовлетворяли требования о присуждении судебной неустойки (астрента). Например, Арбитражный суд Тверской области определением от 09.10.2018 года по делу № А66-7048/2017 установил судебную неустойку по истечении 10 календарных дней с момента вынесения данного судебного акта в виде установления прогрессивной шкалы: за первые 7 календарных дней просрочки 70 000 руб., за вторые 7 календарных дней просрочки 105 000 руб., увеличивая каждые 7 календарных дней стоимость дня просрочки на 5 000 руб.

Консультант Коллегии адвокатов «Гриб, Терновцов и партнеры»
Дмитрий Петров

Поделиться новостью
На печать...