ТРК СЕЙМ Александр Терновцов: будут приняты новые правила благоустройства

Вандализм или искусство? Как в Курске развивается культура стрит-арта. Улица как мастерская. Стены домов и заборов даже лучше холста — свободнее. А за просмотр таких картин не нужно платить.

Граффити сегодня появляются даже в самых маленьких населенных пунктах, но часто пользуются плохой репутацией. Где заканчивается искусство и начинается вандализм? Как в Курске развивается культура стрит-арта? И с кем нужно договориться, чтобы безнаказанно осваивать большие художественные полотна?

Уж сколько дискуссий и обсуждений прошло и проходит до сих пор на тему сохранения историко-культурного облика Курска. Своя позиция есть у архитекторов, своя — у общественников, политиков и простых жителей.

Анна Пикулина, корреспондент: «Тем не менее реалии таковы. Многие здания старого города остались лишь на архивных фотографиях. И вновь появились — на стенах современных строений. Благодаря творчеству уличных художников».

Бани купца Карабаджака теперь будто отражаются в историческом зеркале. Здание дореволюционного Курска сохранилось. Вот оно. Правда, с течением времени немного изменилось. На противоположной стороне улицы художник Павел Псурцев изобразил его же, но столетием раньше.

Павел Псурцев, художник: «Меня часто посещала мысль о том, что много старой архитектуры в Курске утрачено. Какая-то, может быть, не утрачена, но она перестроена иначе уже. А на этой улице как раз находится исторический дом. Раньше он был в стиле модерн. Сейчас отреставрирован в обычном стиле, и как раз было бы актуально привлечь внимание людей к истории Курска, к истории конкретно этой улицы».

Паша — автор еще нескольких художественных граффити города. Его кистям и баллончикам принадлежит и своеобразный зеркальный диптих в арке на Ленина, 8, где друг на друга смотрят древний Курск и его современный потомок. Свою первую уличную работу Паша сделал 5 лет назад. Это не был госзаказ. Ему как творческому человеку хотелось «нарваться» на реакцию. И проявить свободу.

Павел Псурцев: «Я граффити делю на две категории. Одна категория как хобби. Просто тебе хочется от души порисовать, почувствовать атмосферу граффити, не особо заморачиваясь, не особо сложное. Тогда рисуешь обычные граффити, и я продолжаю рисовать. И как творческое, для собственного развития. Оно более требует каких-то усилий, его уже нельзя назвать хобби, его назвать можно творческой деятельностью».

Вообще, граффити в том виде, в котором существуют сегодня, зародились в Нью-Йорке в 70-х. Уличные картины были составной частью хип-хоп культуры. Изначально они выглядели как стилизованные автографы, или «тэги». Со временем появились райтеры, которые стали вкладывать в творчество особенный смысл. Виктор Сухочев — профессиональный художник. Последние 2 года занимается цифровой графикой, но работал на разных полотнах и носителях. Он в поиске новых форм.

Виктор Сухочев, художник-иллюстратор: «Я беру какое-то культурное наследие нашей страны, например, фольклор, перерабатываю во что-то новое, создавая новую альтернативную современную вариацию на это. Как-то в 2017-ом я перенес такого персонажа Волколака из славянской мифологии. К сожалению, эту железную стену снесли. Недавно я поучаствовал в фестивале в Железногорске. Там я нарисовал Гамаюна. Это мифическое существо, птица такая, полуптица-полуженщина».

Рядом с такими художественными граффити всегда соседствуют спорные работы. Надписи «шо ты» и «Чуда» в разных частях города сложно не заметить. Они многократно повторяются. Курский активист Иван Звягин нашел авторов хештегов и провел свое интервью. К райтерам ребята себя не причисляют. Они — музыканты, представители хип-хоп культуры.

Иван Звягин, руководитель общественной организации «Культурно-просветительское общество «Возрождение»: «Чуда» — это первые буквы первых 4-х треков, которые они выпустили. Сначала они начали писать эти «тэги» для того, чтобы рассказать просто людям о том, что они занимаются таким творчеством и что у них есть такие музыкальные композиции. А потом, как он мне объяснил, это приобрело свой какой-то контекст. Люди уже начали думать: а что это значит?»

Похожая история и с «шо ты». Самореклама, которую уже зрители переосмыслили в искусство. Но не все так просто. Есть риск попасть под 214 статью Уголовного кодекса — вандализм. Правда, для этого нужно, чтобы надпись содержала что-то вопиющее. А в целом, чтобы «украшать» городские здания своим творчеством, необходимо согласовать его с властью. Пока это распространяется только на строения центральных улиц. В остальных случаях последнее слово за собственником. Даже жители обычной многоэтажки могут нанять райтера, чтобы дополнить капремонт ярким рисунком.

Александр Терновцов, адвокат: «До октября-ноября 2019 года будут приняты новые правила благоустройства, которые будут распространять требования согласования на все улицы города Курска. В этих правилах планируют прописать установленные общие правила цветовых гамм». 

К слову, стрит-арт поддерживают те, кто каждый день имеет дело с классическим искусством. Директор курской картинной галереи Игорь Припачкин уверен: райтеров надо поддерживать. Но регулировать.

Игорь Припачкин, директор Курской государственной картинной галереи имени А.А. Дейнеки: «Мне кажется, всякий, кто берет кисть, должен понимать: либо он посягает на что-то, что действительно следовало бы оставить, хотя бы в чистоте, или не посягает. И тогда просто использует плоскость, мертвую плоскость. Какие-то там стены полуоблупленные, какие-то загрязненные, но они сейчас действительно стали интересными, хорошими, такими иллюзорными, своеобразными».

Знаменитая Берлинская стена, даже будучи живым символом холодной войны, стала холстом для уличных художников. Курску до этого, конечно, еще далеко. И все же нашим райтерам следует помнить: главное — в любом творчестве не разрушать, а созидать.

ТРК СЕЙМ
Анна Пикулина

Поделиться новостью
На печать...