Верховный Суд указал на недопустимость формального подхода при отказе в регистрации изменений в ЕГРЮЛ

В соответствии с подп. «ф» п. 1 ст. 23 Закона N 129-ФЗ налоговый орган вправе отказать в регистрации юридического лица, если в регистрирующий орган поданы документы, в соответствии с которыми учредитель юридического лица или единоличный исполнительный орган (директор, генеральный директор) юридического лица ранее были участниками или руководителем юридического лица, исключенного из ЕГРЮЛ, имевшего задолженность перед бюджетом Российской Федерации, или являющихся лицами, имеющими право без доверенности действовать от имени юридического лица, в отношении которого в ЕГРЮЛ содержится запись о недостоверности сведений о юридическом лице.

Общество обратилось в налоговый орган с заявлением по форме № Р14001 о государственной регистрации решения о смене генерального директора общества и приложило к нему пакет документов для государственной регистрации.

Рассмотрев документы, налоговая отказала в регистрации на основании подпункта «ф» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Основанием для принятия оспариваемого решения послужила запись в ЕГРЮЛ о недостоверности сведений о юридическом лице, предусмотренных подпунктом «в» пункта 1 статьи 5 Закона № 129-ФЗ, с момента внесения которой на момент предоставления заявления общества не истек трехлетний срок, а именно то, что назначенное руководителем общества лицо (Даниленко А.В.)  является лицом, имеющем право действовать без доверенности (конкурсным управляющим) от имени двух обществ с ограниченной ответственностью, в отношении которых в ЕГРЮЛ содержатся записи о недостоверности сведений об адресе.

Обжалование в вышестоящий налоговый орган не принесло положительных результатов, общество обратилось в суд с заявлением о признании отказа налогового органа незаконным.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций отказали в удовлетворении требований общества, посчитав, что, поскольку  записи в ЕГРЮЛ о недостоверности сведений об адресе обществ в установленном порядке не оспорены и не признаны недействительными, решение налогового органа об отказе в регистрации соответствует закону.

Однако с таким формальным подходом не согласился Верховный Суд РФ.

Отменяя судебные акты нижестоящих судов, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ указала следующее.

Положения подпункта «ф» пункта 1 статьи 23 Закона № 129-ФЗ направлены на реализацию принципа публичной достоверности содержащихся в государственном реестре сведений, защиту третьих лиц, чьи права и законные интересы могут быть нарушены использованием недостоверных сведений.

Абзацем четвертым подпункта «ф» пункта 1 статьи 23 Закона № 129-ФЗ, по сути, введен временный запрет на участие в управлении юридическими лицами для тех граждан, которые прежде проявили недобросовестность,  уклонившись от совершения необходимых действий по представлению достоверных сведений о контролируемых ими организациях.

В частности, согласно приведенной норме признается правомерным отказ в государственной регистрации сведений о гражданине, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, если этот гражданин ранее исполнял полномочия единоличного исполнительного органа другой организации, в отношении которой в государственном реестре содержится запись о недостоверности информации о ее адресе, и на момент представления документов в регистрирующий орган не истекли три года со дня внесения упомянутой записи.

Вместе с тем, указанные положения закона должны применяться с соблюдением вытекающих из Конституции Российской Федерации принципов справедливости наказания, его индивидуализации и дифференцированности, в том числе с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств.

Согласно правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированным в постановлениях от 25.01.2001 № 1-П, от 17.07.2002 № 13-П, от 18.05.2012 № 12-П, от 10.02.2017 № 2-П, от 26.10.2017 № 25-П, общепризнанным принципом привлечения к ответственности во всех отраслях права является наличие вины – либо доказанной, либо презюмируемой, но опровержимой – как элемента субъективной стороны состава правонарушения, а всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. предусмотрено непосредственно в законе.

Верховный суд отметил, что ни регистрирующий орган, ни суды при рассмотрении жалобы на незаконный отказ регистрирующего органа не исследовали и не оценили доводы конкурсного управляющего об отсутствии его вины.

Судами  не проверялось исполнение регистрирующим органом требований Закона № 129-ФЗ о направлении конкурсному управляющему уведомления о выявленной в ходе проведенной проверки недостоверности сведений об обществе, с предложением представить в регистрирующий орган достоверные сведения, требования которого конкурсным управляющим не исполнены.

Кроме того, суды не приняли во внимание то, что, приступив к исполнению обязанностей, арбитражный управляющий действовал разумно и добросовестно, разместив информацию, необходимую для кредиторов общества и иных заинтересованных лиц, о своем месте нахождения.

Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Дело № 307-ЭС19-13673

Адвокат Коллегии адвокатов «Гриб, Терновцов и партнеры»
Пузанова Татьяна

Поделиться новостью
На печать...